Волонтер Андрей Бондаренко о проекте “Добрые крышечки”

Первое, на что обращаешь внимание, приезжая в район Косино-Ухтомский – много воздуха, простор и пустые улицы;  безлюдно и на новых станциях метро «Улица Дмитриевского» и «Лухмановская». Андрей Бондаренко более 14 лет занимается грузоперевозками; местный активист, волонтер проекта «Добрые крышечки». Андрей говорит, многие уехали, сезон отпусков, а кто остался, проводят время на ближайших озерах. Мы встретились с ним днем, утром он был в одной из местных школ, его пригласили рассказать детям о раздельном сборе и о проекте «Добрые крышечки». Пока Андрей показывает мне район, прохожие здороваются с ним, справляются о делах, делятся личным и обращаются за помощью.

 

Так я и пришел на проект: знакомая рассказала, позвала быть куратором, вспоминает Андрей. Теперь сюда, на Рудневку, 16, приносят крышечки со всего района. Я – официальный волонтер. Мой телефон указан на сайте otkazniki.ru, там есть карта кураторов, к которым можно обратиться. Мне звонят люди, спрашивают, как организовать у себя точку сбора. Я не склоняю, конечно, ставить такой контейнер;  у себя поставил, чтобы было красивее. Канистра из-под воды лучше, в ее горлышко сразу не влезает часть неподходящих крышек.

Андрей осматривает содержимое контейнера, показывает крышку, похожую на те, что от жидкого геля для стирки, и пробку от шампанского.

 

Есть много разновидностей пластика, нам подходят крышки с маркировкой «2», другие не годятся. Посмотри, вот эта немаркированная не подходит, совсем из другого пластика, он более мягкий, имеет другие свойства. Если два вида пластика дробить и вместе плавить, они не совместимы. Есть золотое правило: подходят все отвинчивающиеся крышки от пищевых продуктов. Есть исключения, например, не отвинчивающиеся от «Актимель» и подобные, они тоже от пищевых продуктов. Когда сюда попадает другой пластик, мы его откладываем и сдаем просто в общий контейнер для пластиковых отходов, из тех, которые установлены для раздельного сбора мусора во дворах.

Андрей главный по подъезду; здесь светло, уютно и чисто, в отдельном помещении сидит консьерж, жильцы дома своими силами установили камеры внутри и снаружи подъезда, обновили освещение. В  холле прямо при входе стоит столик с контейнером для крышечек, висят информационные материалы. Канистры с собранными крышечками хранятся под лестницей, на первом этаже.

Меня это не устраивает. Говорил сегодня с управой, просил помещение для хранения, можно было бы реализовать мои идеи и собирать намного больший объем крышечек со всего района. Отсутствие помещения для склада меня стопорит, я не могу дальше развивать проект. А ведь чем больше точек, тем больше нагрузка. В перспективе я хочу найти помещение с объемом кузова газели и наполнять его канистрами с крышками. Если у меня собирается объем на полную машину, завод раз в месяц без проблем сможет присылать машину за свой счет и самостоятельно забирать сырье. Это удобнее и выгоднее, чем отвозить сырье на склад проекта в Бутово. Сейчас за год у нас получается не так много, где-то 500 килограмм. Одна канистра – 800 грамм. Значит, около 700-800 канистр. Сейчас здесь скопилось килограмм 60.

А вообще, ты знаешь, как зародилось это движение? В Испании необходимо было срочно сделать дорогостоящую операцию ребенку. Фирма по вторичной переработке пластика сказала, что готова оплатить эту операцию в обмен на определенный объем пластика. По всей Испании люди откликнулись, и им удалось собрать необходимое количество крышечек за две недели. Фирма оплатила операцию. Потом проект появился в Турции. Теперь он настроен не на операции, а на помощь инвалидам. В Москве есть главная – экоактивист, автор проекта «Добрые крышечки» Ирина Беляева. Она обратилась на завод в Твери (Тверской завод вторичных полимеров группы компаний «ЭкоТехнологии»). Там сказали, что  готовы покупать крышки. Потом Ирина нашла фонд, который уже занимается помощью детям и готов реализовывать деньги (Благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам»). Проект запустили в декабре 2016 года.

Посмотри, что делают с крышками. После дробления получается вот такая разноцветная масса, потом она идет на промывку и нужный нам пластик всплывает, потом еще обработки, после которых выходит готовый продукт для производства – такая однородная серая масса. У завода в Твери уже другие закупают это сырье для производства, например, вешалок, пластиковых метелок и других хозяйственных бытовых принадлежностей. Но уже не для пищевой упаковки. Благодаря проекту на конец 2018 года было собрано 100 тонн – это где-то 1 миллион 800 тысяч рублей, и восемнадцати детям куплены дорогостоящие импортные инвалидные коляски. Вот список, и на сайте все это есть.

На выходе из подъезда Андрей показывает свой сад. Помимо изгороди из кизильника, цветов и небольшого огорода здесь растут две туи, Андрей ими особенно гордится.

Здесь я сам все делаю. У меня свой грузовик, часто работаю с питомниками. Бывает, списывают бракованный товар. И вот та туя была такая маленькая, лысая. Я ее взял, так откормил, ей уже 4-5 лет, посмотри, какая выросла! И вот недавно забрал себе еще одну тую, она была совсем убитая. Сейчас поднимем ее и новую форму ей сформируем. Все получится!

Андрей показывает мне район, мы гуляем, много говорим о раздельном сборе и о том, как приобщить к нему большее количество людей.

Вообще район у нас шикарный, такой лес, озера, здесь особенный уклад. Мне кажется, я бы мог полностью наладить в районе раздельный сбор отходов.

Очень необычно, что мужчина занимается благотворительностью, тем более на стыке с экологией. Все-таки экологический активизм имеет преимущественно женский пол. Мужчины, в основном, скептически относятся ко всему этому.

Представляешь, два года назад я был такой же. Если бы мне рассказали, что я буду этим заниматься, сортировать мусор, я бы не поверил. Видишь, там труба за деревьями? Это наш мусорный завод (МСЗ №4). Я живу здесь 15 лет, кто только ни обещал его закрыть, но безрезультатно. Я верю, что когда-то его все-таки закроют. Потому что у нас получается до этой трубы по прямой километра 2,5. Там же еще есть Кучинская свалка, до нее 3,5 километра.

https://divanews.ru/ekonomika/biznes/27749-kompaniya-igorya-chajki-potratit-500-mil.html

Почему я кардинально поменялся внутренне. В рамках проекта поехал на наш мусорный завод. Когда я был там в первый раз, я был не подготовлен, а во второй раз уже многое заметил, например, что на линии сортировки настолько большой объем мусора, что отсортировать его невозможно. Во-первых, директор сам говорит, реально отсортировать только 20 процентов. Это притом, что мы можем 70 процентов мусора сразу разделять. Сами. Оставлять заводу только органику. Во-вторых, половина мусора, даже если его отсортировать, уже не пойдет на вторичку, сырье окажется испорчено: бумага размокла, пластик испортился пищевыми продуктами. Так и попадает в топку пластик, который приносит больше всего вреда. А именно при сжигании пластика выделяются диоксины – это яды и канцерогенные вещества, которые более 25 лет не разлагаются и необратимо отравляют человека.  По словам руководства, на заводе установлены немецкие фильтры, но я не до конца доверяю им. Когда катались на велосипеде позавчера, мы поехали на природу через свалку и завод. Едем, я смотрю на трубу и тут хопа! – вылетает  черный клубок! Хотя, по идее, фильтр должен отсекать такое. Нам, жителям Косино-Ухтомского, просто повезло, что большую часть года ветер дует не сюда, а в сторону Некрасовки, Железнодорожного.

В итоге, после всего увиденного, я пришел к тому, что разделяю. Нам всем пора меняться. Давайте не махать флагами: каждый берет и делает, что может; разделяет отходы. Мы должны сделать так, чтобы пластик вообще больше не попадал на завод.

 

“Добрые крышечки” на Facebook

Андрей Бондаренко на YouTube, на Facebook, в Instagram.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *